Мифы перинатальной психологии

image001

Неженцева Виктория Викторовна – врач- психотерапевт, перинатальный психолог.

Перинатальная психология относительно молодая наука. Термин «Перинатальная психология» получил своё распространение около 30 лет назад, («рeri-« (греч.) — “расположение вокруг», «natus» (лат.)- «рождение»). С точки зрения официальной медицины перинатальный период – это период жизни с 28-й недели внутриутробной жизни плода, по 7-е сутки жизни новорожденного. Под перинатальными процессами целесообразнее понимать всё, происходящее вокруг рождения, связанное с ним. А так же закономерностей возникновения и функционирования психики плода и новорожденного, но и мотивов зачатия, психологии беременных, сложных процессов, происходящих в системах «мать-дитя», «семья, ожидающая рождения ребёнка», «семья новорожденного».
Объектом исследования при Перинатальной психологии – является взаимоотношение матери и её ребенка до, в период и после родов.
Американский психотерапевт Д. Виннекот считал, что не существует такого отдельного понятия как мать и дитя, а «есть целое – диада: Мать –Дитя».
На первом этапе необходимо четко определить состояние диадных отношений (психодиагностика), а затем перейти ко второй стадии перинатальной психологии определив адекватный метод коррекции и лечения этих особых диадных отношений матери и дитя. Нарушенные диадные отношения «Мать и Дитя» частично компенсирует перинатальный психолог.
В связи с тем, что перинатальная психология как наука, достаточно молодая, в ней существует большая вероятность формирования разнообразных мифов. Мифы чаще всего встречаются в связи с однобоким взглядом на различные проблемы, с которыми сталкивается диада «мать и дитя» на всех периодах своего развития.
1. Соответственно можно выделить:
Пренатальные мифы (до рождения)
2. Натальные мифы (в период родов)
3. Постнатальные мифы (после родов)
a. Ранние (до 7 дней)
b. Переходные ( от 7 дней до 3-х месяцев)
c. До 1 года
d. Зрелые (переход диады в триаду) 3 года
Рассмотрим один из наиболее распространенных мифов, характеризующий ранние нарушения в диаде мать и дитя. Миф 1 «Ребенок отказывается от груди (грудного вскармливания) по собственному желанию (решению) и миф №2 «Молоко ушло само (пропало), поэтому и перешли на искусственное вскармливание в 1,5-3 месяца». Данные два мифа хорошо характеризует пример из моей практики. «Ко мне на прием пришла молодая женщина 32 года Оля К. с жалобами на диатез у ребенка, беспокойство, плохой сон, явления множественной пищевой непереносимости. Из анамнеза: дочке Кате3. 5 мес., второй ребенок, с 2-х месяцев находится на искусственном вскармливании. На вопрос, почему искусственное вскармливание, получила ответ, что в 2 месяца стало мало молока и потом она само исчезло, тем более, что ребенок самостоятельно отказался от груди. При определении причины отказа от грудного вскармливания со стороны матери и ребенка выяснили из условий жизни: беременность вторая, желанная, «но когда Кате исполнилось 7 дней мама Оля уже вышла на работу» , со слов Оли, «сбегала в роддом , родила и опять на работу». Работа носит выездной характер, заключает страховые договора. Оставила ребенка на бабушку, приезжая только кормить ребенка все реже и реже. Бабушка стала докармливать ребенка искусственными молочными смесями. Со временем количество молока стало снижаться, пока не исчезло совсем. По совету подруг стала пить лактогонные чаи и другие средства, видя в этом лишь физиологическую причину, и не видя психологическую составляющую.
Если анализировать данную ситуацию с позиции нарушений диадных отношений, ребенок от 0 до 3-х месяцев ощущает себя единым целым с мамой. Видя редко маму, ребенок находился в постоянном стрессе, много спал и мало ел. Нерегулярное грудное вскармливание привело к нарушению ритмичности выработки пролактина. Произошли нарушения тонкой нейрофизиологической регуляции, результатом которого стало снижение, а потом и исчезновение грудного молока. Вместо того, чтобы поддерживать гармоничные отношения в диаде «мать и ребенок» за счет налаженного грудного вскармливания и тесного психологического и телесного контакта «кожа к коже», была выбрана тактика отстраненности и введения заменителей. Ребенок пытался разговаривать с матерью «языком тела» реагируя психосоматических в виде кожных высыпаний и диспепсических явлений. Физиологически и психологически, система «мать и дитя» не была готова к внесению искусственных заменителей, результатом чего явился диатез у ребенка и отсутствие молока у матери.
Для восстановления разрушенных отношений в диаде «мать и дитя», с помощью метода рационально-когнитивной психотерапии, Ольге была показана психосоматическая составляющая отношений со своим ребенком. Проанализировав отношения с ребенком, был рекомендован постоянный тесный контакт с ребенком, отказ от искусственных заменителей мамы в виде сосок, пустышек и молочной смеси, восстановление утраченной эмоциональной связи с ребенком, ношение на руках (холдинг), пение колыбельных песен, разговор, контакт кожа к коже, совместный ночной сон. Данные рекомендации позволили восстановить и усилить материнскую доминанту. Совместными усилиями матери и ребенка, грудное вскармливание было восстановлено. Таким образом, идентификация мифа, анализ и выработка адекватных действий в диаде « мать и дитя» привели к восстановлению полноценных эмоциональных и телесных отношений в системе.